Александр Семёнов: «Будем надеяться, что люди перестанут молчать!»

На следующей неделе на страницах нашего веб-журнала появится несколько заметок от Александра Семёнова — учителя физики, информатики и естествознания одной из лучших школ города Кургана. А сегодня мы публикуем интервью с Александром.

Денис Гиряев: Здравствуйте, Александр! Для начала я попрошу Вас для наших читателей кратко рассказать о себе.

Александр Семёнов: Добрый вечер! Мне 24 года. Я работаю в одной из лучших школ города Кургана уже 2 года, до этого год проработал в одной из престижнейших гимназий города Екатеринбурга. Преподаю сразу три предмета: физику, информатику и естествознание (замечательный предмет с точки зрения широты тем и возможности дать ребенку мыслить, но без конкретной направленности). Я увлекаюсь фотографией и веду кружок фотографии в школе. Ну что еще можно сказать, люблю рок и классическую музыку.

ДГ: Александр, ранее Вы мне говорили о своём особом взгляде на ряд аспектов образовательной системы и о том, как Вас, мягко говоря, не слышат. Скажите, пожалуйста, когда у Вас начала формироваться своя точка зрения о существующей системе образования? И каким образом Вы пытались быть услышанным?

АС: Я начал осознавать всю корявость нашей системы образования примерно на 2м курсе университета, я стал задумываться, а тому ли меня учат, что мне действительно нужно для будущей работы. А к концу вуза я начал высказывать своё мнение о состоянии образования, писал на различных форумах и официальных сайтах. Даже пытался участвовать в обсуждении нового закона об образовании, но ни один из моих комментариев не был опубликован, хотя я очень тщательно выбирал выражения и старался говорить только по делу и без лишних слов.

ДГ: В таком случае я предлагаю Вам озвучить все основные вопросы, Ваше мнение по которым до сих пор за кадром, в рамках нашего веб-журнала. Готовы?

АС: Я думаю избитую тему про зарплаты трогать не будем, а вот про образовательные стандарты можно поговорить. Про постоянную проблему нехватки учителей и её решение, про то, что учителя бесправны и ни чем не защищены как работники: ребенок и родитель всегда прав, а учитель никто, он оказывает услуги, а они их получают — поэтому всегда правы.

ДГ: По сути Вы сейчас обозначили несколько достаточно острых проблем: вопрос прав и защиты, кадровый вопрос и столь избитый, но не потерявший актуальность, вопрос образовательных стандартов. Как и говорил перед данным интервью, я хочу предложить Вам площадку EduToday как свободное пространство для выражения своего мнения по указанным трём вопросом. Подробно раскрывать их суть в рамках нашей текущей беседы мы не станем, а опубликуем три небольших заметки за Вашим авторством в течение следующей недели. Мы же в свою очередь постараемся инициировать обсуждение Ваших слов. Считаю, что такой вариант подачи информации будет оптимальным, как думаете?

АС: Хорошо.

ДГ: А сейчас я бы хотел поинтересоваться предысторией: меня всегда интересует почему человек решил стать учителем... И не задать этот вопрос Вам просто не могу. Так почему? Что сподвигло?

АС: Учась на 2м курсе вуза я прошел практику в оздоровительном лагере для школьников, вот тогда я и понял, что не смогу без работы с детьми, понял, что мне это безумно нравится. С тех пор на все практики я шел с удовольствием. Работа с детьми на мой взгляд самая лучшая, так как ты моментально видишь результат своей работы, знаешь где ошибся или у тебя всё получилось. И их взгляды, детские восторженные глаза на уроке, их ни на что не променяешь, ничем не заменишь.

ДГ: Вы говорите, что убедились в своём призвании на 2-ом курсе. А ранее? Почему пошли в вуз именно на педагогическую специальность?

АС: Наверное на меня повлияли мои учителя: мне всегда было интересно, что же еще учителя делают по мимо уроков, считал их какими-то непростыми людьми, которые всё знают и всё умеют, и я хотел хотя бы немного быть похожим на них. Не скрою, у меня были великолепные учителя, "учителя старой закалки", советской формации. И, если честно, у меня стоял выбор пойти учиться на инженера или на учителя физики, так как я прошел конкурс на несколько специальностей в вузе, и я выбрал специальность учителя, так как решил, что если мне не понравится, то можно будет перевестись на другой факультет и изменить специальность.

ДГ: А не сталкивались ли Вы с чувством разочарования от безысходности (ведь проблемы системы Вы видите, но никому больше до них нет дела)?

АС: Жизнь в нашей стране одно сплошное разочарование. И проблемы вижу ни я один и дело до них есть многим людям, только не тем, которые могут что то изменить кардинально.

ДГ: Да, многие видят проблемы, но не многие хотят о них говорить где-то дальше, чем в коридоре школы или у себя дома. То, что я однажды наткнулся именно на Ваш комментарий в ЖЖ Минобрнауки говорит о Вашей настойчивости — Вы не опускаете руки. Это замечательная черта для педагога, я считаю.Александр, а многие ли Ваши коллеги по школе разделяют Ваше мнение? А администрация?

АС: Думаю, что многие бы согласились со мной, причём они все бывали в разных ситуациях и работают уже по много лет. Но в открытую говорить об этом мало кто решится, так как все держатся за работу, им некуда идти в случае увольнения. У нас народ запуган, да и влияет старая советская выучка — держать язык за зубами, пока совсем до края не доведут. Начальство тоже держится за свои кресла.

ДГ: Вам не намекали на увольнение за Вашу прямоту? Как в последние дни модно шутить, не боитесь, что за Вашу честность потом выяснится, что Вы сбили гаишника?:)

АС: Нет, не намекали, да и кто посмеет, они знают, что я молчать не буду в случае чего... У меня есть куда уйти и чем заняться, если меня уволят, я лишусь только одного это работы с детьми.

ДГ: Я вот задумался над таким вопросом: интересно, на какой стадии развития находилась бы система образования сегодня, если бы все учителя были такими же прямолинейными как Вы или я. Как считаете?

АС: Сложно сказать, но думаю, нам завидовали бы все самые развитые страны не только по уровню образования, но и уровню зарплат. Я бы еще кое-что изменил, все реформы должны предлагаться снизу, то есть от учителей и преподавателей вузов, а не от чинуш. Думаю такая система работала бы эффективней.

ДГ: А читали ли Вы статью Павла Дурова годичной давности «7 элементов системы образования XXI века»? Если да, то что думаете о таком смелом альтернативном взгляде?

АС: К сожалению, не читал.

ДГ: Очень рекомендую найти как-нибудь время и ознакомиться (тем более, понимая Вашу позицию относительно существующей системы).
В завершение же я бы хотел попросить Вас сформулировать несколько пожеланий (напутствий, если позволите) для коллег. Быть может некоторые учителя, которые прочитают данный материал, пересмотрят свои взгляды, избавятся от страха и выйдут из тени со своими мнениями и предложениями...

АС: Я знаю одно, сейчас не нужно молчать, нужно говорить о проблемах, обсуждать их и требовать их решения, за высказывание своего мнения сейчас у нас не садят и на калыму не отправляют. Если найдут предлог уволить за ваше мнение, есть куча способов испортить жизнь начальству и чиновникам. Митингами, протестами и забастовками тут не поможешь, а вот вызвать наших правителей на открытый диалог — это наше право, даже наверное обязанность, как граждан своей страны. Как говорится "...за державу обидно...".

ДГ: Спасибо большое, Александр! А теперь наши читатели и я ждём от Вас обещанных заметок об озвученных в начале интервью проблемах. А может кто-нибудь тоже с Вас пример возьмёт:)

АС: Будем надеяться, что люди перестанут молчать! Пришло то время когда власти пора бы начать прислушиваться к людям, пока детский сад на "Болотной" в Москве не перерос в реальную революцию.

ДГ: Разделяю Ваши надежды.

< Все публикации