Учителя ВКонтакте. Интервью с Валентиной Заливиной

Валентина Заливина — основатель крупнейшей учительской группы в социальной сети ВКонтакте «Я — учитель!», специалист по музейной педагогике, организатор детского клуба интеллектуальных игр, журналист.

Денис Гиряев: Здравствуйте, Валентина! Сегодня я хочу обсудить с Вами вопросы, касающиеся использования учителями социальных сетей, необходимости тематических сообществ для педагогов и их роли в жизни и деятельности учителя. Вы являетесь основателем крупнейшей учительской группы во ВКонтакте «Я — учитель!». Для начала введите, пожалуйста, в курс дела: когда Вы создали данную группу и почему?

Валентина Заливина: Я создала группу 6 лет назад, когда училась на втором курсе. Тогда сайт был еще молодым и пользователей здесь было немного. В основном студенты. Собственно, и создавалась группа как студенческая. Чтобы студенты пед.вузов могли обмениваться информацией и полезными советами. Но по мере роста популярности ВКонтакте, росла и группа.
Постепенно приходили взрослые практикующие педагоги и прочие сочувствующие.

ДГ: Ваша группа является крупнейшим сообществом учителей во ВКонтакте. Однако в ней не многим более 12 тысяч участников. Для сравнения в России лишь общеобразовательных учреждений насчитывается в 5 с лишним раз больше. Как Вы можете прокомментировать этот факт?

ВЗ: Я никогда не стремилась популяризировать сообщество или как-то его продвигать. В группу вступают те, кому интересно обмениваться мнением в интернете. Кому это нужно — тот найдёт её. Привлекать людей просто для количества — никогда не было моей целью. Каждый второй любит апельсины, но мы не бежим вступать в группу «Я люблю апельсины». Звучит смешно, но здесь тот же принцип. Многим учителям не интересно общаться в интернете, или они не пользуются соц.сетями вовсе. Кроме того, если говорить о России вообще, то во многих городах попросту нет нормального интернета.

ДГ: Однако у меня есть мысли, что многие учителя, которым было бы интересно общение в рамках такого сообщества, просто не знают о существовании группы. Да и сама группа закрытая, что не позволяет другим её участникам делиться материалами на своих стенах. Кстати, почему группа именно закрытая?

ВЗ: Группа закрылась около четырёх лет назад, когда модерация сайта еще была довольно плохой. Было очень много спама, вроде знакомой всем «упячки». Но это не главная причина. Педагогическое сообщество — вещь специфическая. Очень редко ученикам можно свободно гулять по учительской. Так и у нас. Мы не паблик, который гонится за количеством лайков и шеров. Это приватная зона, где педагоги могут обмениваться своими мнениями. Если однажды кто-то создаст открытую группу с другой политикой и контентом и она превзойдет нашу по популярности — буду только рада.

ДГ: Каковы основные задачи Вашей группы? Чем она полезна для учителя?

ВЗ: Как я уже отметила выше, наша группа — своего рода большая учительская он-лайн. Любой педагог может прийти сюда за советом или, напротив, поделиться опытом. Не смотря на то, что группа закрытая, мы принимаем практически всех, кто подал заявку. Начинающие педагоги и студенты могут легко спросить совета старших коллег из других школ, других городов. В группе можно найти работу или нового сотрудника в школу или другое учебное заведение (у нас есть «доска объявлений»). Есть списки полезных ссылок.

ДГ: Группа существует сама по себе или курс её развития (ключевые обсуждения, публикации на стене и т.д.) задаётся Вами и другими редакторами?

ВЗ: В основном, группа существует сама по себе. Мы почти не ограничиваем список тем для обсуждений. Раз в полгода мы чистим количество тем в группе, удаляем неактуальные. Но иногда бывает, что тема, "молчавшая" годами, снова становится популярной. Раньше мы переживали, что это создаёт бардак в группе, но потом поняли, что учителям интересно многое и глупо будет удалять темы просто, чтобы сократить их число. С политикой постов на стене дело обстоит иначе. Мы не допускаем откровенной рекламы и спама на стене группы, стараемся избегать откровенно личных разборок. Бывали случаи, когда педагог пытался прилюдно разобраться с директором школы у нас в группе — это пресекается. Но всегда даем зелёные свет полезным материалам, интересным тематическим стартапам. Если написать администрации группы с просьбой сделать репост от имени группы, то мы согласимся, скорее всего.

ДГ: Вы говорите, что не ограничиваете список тем для обсуждений. Но подвергаются ли обсуждения какой-либо цензуре? Допускается ли резкая критика в отношении существующей системы образования? Могу ли я оставить комментарий, суть которого будет заключаться в том, что нынешняя система образования окончательно прогнила и не заслуживает права на существования, а роль министра в ней так же значима, как и роль продавца в некотором киоске на остановке во всей системе торговли страны?

ВЗ: В группе всегда обсуждаются все новые законы и проекты реформ образования. Без этого никак. Мы публикуем сами, или это делают наши участники. Каждый может высказаться. Случалось, что в группе проводился и сбор подписей в поддержку или, наоборот, против принимаемых законов. Хотя, это острые темы и мы вводим минимальную цензуру, но она скорее не политическая, а обусловлена правилами группы. Не допускаются грубые, нецензурные высказывания. Кроме того у нас запрещена прямая агитация для представителей политических партий. Без исключений. То есть обсудить закон об образовании можно, но любые общеполитические агитации (что было актуально накануне парламентских или президентских выборов) не одобряются. У нас педагогическое сообщество, а не политический клуб.

ДГ: Про нецензурную лексику и аполитичность я полностью согласен. Задал этот вопрос, так как после беглого просмотра списка обсуждений не увидел особенно острых вопросов.
Выше Вы также упоминали, что некоторые учителя пытались устраивать "разборки" с директором на стене группы. В чём это заключалось? Обоснованная критика или эмоциональные возгласы?

ВЗ: Было и то и другое. Иногда это просто личные агрессивные выпады, такое пресекается сразу. Это прописано в правилах сообщества, так что особо эмоциональный участник может получить предупреждение, временный или постоянный бан. Иногда просят "рассудить конфликт". Но нельзя забывать, что в конфликте педагога и администрации школы каждый считает себя правым. А обе стороны часто представлены в группе. В такие разборки мы тоже стараемся не вмешиваться. Ведь каждый случай нужно рассматривать тщательно. Здесь нужна помощь профессиональных юристов, а не администрации интернет-клуба.
Но иногда мы делаем репосты на источники из официальных СМИ, в таких случаях обсуждения допускаются. Сами стараемся не создавать скандальных информационных поводов.
Были случаи, когда нас пытались привлечь как СМИ, но мы все же именно клуб и просто не имеем тех полномочий.

ДГ: Если будут интересные случаи с "обиженными администрацией" — присылайте нам. В рамках журнала EduToday мы планируем централизованно рассматривать такие вопросы вплоть до консультации с юристами.

ВЗ: Хорошо. В следующий раз шлём недовольных к Вам. У нас можно обсуждать всё, но до перехода на личности.

ДГ: Валентина, а что Вы думаете вообще о присутствии учителей в социальных сетях? Некоторые принципиально не регистрируются, некоторые не добавляют в друзья учеников, а некоторые активно ведут свои микроблоги...

ВЗ: В группе эта тема долгое время была одной из самых "горячих". Сейчас социальные сети стали для многих неотъемлемой частью жизни. Это объективный факт. Наши ученики часто фактически живут в сети. И как и учителя, ученики бывают разные. Иногда учителю просто необходимо закрывать свою страницу. Мы можем контролировать свои действия, но не можем заставить всех наших друзей из сети вести себя также ради нашей карьеры. Должна оставаться некая граница. Здесь всё совсем как в реальной жизни. Кто-то может и хочет пустить учеников в свою жизнь за пределами классной комнаты, кто-то считает это недопустимым. Вопрос личного выбора.
Обратная история, когда учителя проникают в личную жизнь учеников. Следят за ними, делают выводы, не всегда обоснованные. Конечно, учитель должен знать, чем живут его ученики, но в таком случае он должен быть готов, что и они узнают его ближе.

ДГ: Да, мне рассказывали однажды о случае, когда учитель сделал ученику выговор за то, что ночью видел, как этот ученик смотрел сериалы во ВКонтакте. При этом данный учитель не смог ответить на вопрос «как?», ведь, как известно, функционал ВКонтакте не даёт таких возможностей.

ВЗ: Ну или совсем рядовой случай — учитель увидел не нормативную лексику или подозрительные подробности личной жизни на странице ученика. Тоже непростая ситуация. Стоит ли отчитать его или поговорить с родителями? Или оставить ребенку право на личные тайны. Острый вопрос. На самом деле считаю, что скоро понадобится вводить в школах не только обучение компьютерной грамотности, но и интернет-этики. Как для учеников, так и для учителей.

ДГ: Соглашусь: вроде бы элементарные правила этики, но для многих они находятся за пределами понимания:(
Поскольку одной из задачей нашего проекта является диагностика проблем системы образования и поиски их решений, то во всех интервью для журнала мы будем так или иначе затрагивать данный вопрос. А у Вас хотелось бы поинтересоваться, какую роль Интернета в целом и социальных сетей в частности Вы видите в будущем образования?

ВЗ: Интернет — прекрасный инструмент, который педагоги обязательно должны освоить. Не только потому, что он дает возможность оперативно выдавать домашние задания, узнавать о заболевших, рассылать уведомления родителям, просто находить учебные пособия в открытом доступе, но и хотя бы потому, что его успешно осваивают наши ученики. Нельзя нормально общаться с младшими поколениями, когда сам живёшь совсем в другом мире. Обучение в школе — не только и не столько образование, сколько воспитание. Интернет — это не добро и не зло, просто источник информации. И педагоги и родители должны уметь задать ребенку тот вектор развития, с которым он отправится в интернет за новыми полезными знаниями, а не бездумно проведёт время, испортив свой эстетический вкус за пролистыванием очередного сомнительного паблика.

ДГ: Всё идёт к тому, что образовательная среда изменится коренным образом. Как считаете, сыграет ли Интернет одну из ключевых ролей в формировании новой системы образования (ведь уже сейчас многие, откинув в сторону дипломы, получают знания, необходимые для жизни, именно в Интернете)?

ВЗ: Безусловно, изменится. Но, хочется надеяться, что живое общение ученика и учителя не отойдёт на второй план. Общение в сети полезно и оперативно, но все же делает нас немного лицемерными. Обучение он-лайн должно стать дополнением, а не заменой привычной системе образования.

ДГ: Валентина, я благодарю Вас за интервью! Было приятно пообщаться. Надеюсь, не в последний раз... Тема Интернета, всё же:)

ВЗ: Спасибо и Вам за приглашение.

< Все публикации